Для входа на сайт UFG WM
необходимо подтвердить:

Подтверждаю, что не являюсь гражданином США или Канады.
Даю согласие на использование куки.
Подтвердить
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.
Вернуться к медиа

Воспитывая наследников

Владимир Залужский, интервью с Дмитрием Кленовым



Согласно исследованию McKinsey, долгосрочный успех гарантирован только тому семейному бизнесу, в котором между наследниками с детства формируется здоровая конкуренция. Передача бизнеса детям — одна из проблем, стоящих сегодня перед российскими предпринимателями, пришедшими в бизнес на заре становления рыночной экономики. Партнер компании UFG Wealth Management Дмитрий Клёнов — о том, когда не стоит передавать бизнес детям и чем российская практика family office отличается от западной.


— Дмитрий, когда предпринимателю надо начинать «прорабатывать» вопрос передачи бизнеса наследникам?

— Ответ на этот вопрос можно найти в истории и культуре развитых стран. В любом обществе экономика проходит несколько этапов эволюции. Россия не исключение: после первоначального накопления капитала наступает эра сохранения и развития активов, и именно на этом этапе остро встает вопрос наследования.

Большей части наших предпринимателей, начавших формировать капитал в девяностые годы прошлого века, сегодня больше 50 лет, то есть это люди, у которых уже появилось второе и даже третье поколение. Соответственно, возникает вопрос вовлечения в бизнес наследников. Подготовка наследников к бизнес-среде важна, но в первую очередь стоит обратить внимание на личностные качества «кандидата ». Безусловно, хорошее образование и опыт повышают шансы ребенка стать качественным менеджером, но только если у него от природы есть задатки к ведению бизнеса. Если таковых нет, ребенку надо дать возможность заниматься иной деятельностью, за пределами семейного дела. Это позволит не травмировать его и избежать рисков для бизнеса. В этом случае стоит ограничить траты ребенка на каком-то разумном уровне: все, что свыше установленной планки, он должен пытаться заработать сам. В этом смысле крайне порочна, например, существующая сегодня в России практика создания благотворительных фондов для наследниц. Часто забывают, что благотворительность — это крайне сложная профессиональная деятельность. При отношении «лишь бы дочь была при деле» возникает ситуация, которая ведет в никуда. Делать из детей дизайнеров просто потому, что это модно, — тоже не лучший вариант, если у ребенка нет к этому роду деятельности подлинных талантов. За рубежом предпринимательские династии не позволяют детям развлекаться с семейными активами, так как это вырабатывает порочное отношение не только к активам, но и семейным ценностям.


— Кто помогает выявить потенциал ребенка?

— Таких консультантов нет и, на мой взгляд, никогда не будет. Консультант, «специализирующийся» в этой области, с неизменным постоянством будет оказываться неправым, поскольку, что бы ни говорили клиенты, дети у них самые лучшие. Консультант нужен для того, чтобы сделать систему распределения семейных активов сбалансированной, мотивировав подрастающее поколение.

Другой важный момент, существующий при передаче бизнеса наследнику,  — отраслевая принадлежность этого бизнеса. Скажем, передать выросшему ребенку ресторан проще, чем завод, если семья живет не в месте его расположения. Многие бизнесмены, владеющие сегодня крупными промышленными активами, когда-то лично работали на этих заводах, в то время как их дети растут в Москве или за рубежом. В таком случае приучить ребенка к семейному делу с детства невозможно просто физически. А без постоянного пребывания наследника в среде мало шансов сформировать в нем мотивацию заниматься этим бизнесом.


— Стажировки нужны?

— Кругозор крайне необходим. Поэтому наследник обязательно должен, что называется, «посмотреть мир». Это одно из обязательных требований глобализации. Другое дело, что наследник должен иметь регулярный контакт с семейным бизнесом. Культура передачи бизнеса и введения наследников в семейное дело на Западе формировалась веками. Россия же утратила этот опыт с революцией 1917 года, сегодня нам надо начинать с нуля.

— И что вы советуете клиентам?

— Если говорить именно о советах как таковых, то мы ничего не советуем. Наша задача — сформировать и показать варианты выбора, объяснить, какова мировая практика, какие у той или иной модели преимущества и недостатки применительно к российской действительности. Но дальше клиент должен сам принять решение.

— Если ребенок не идет в семейный бизнес, как ему помочь найти себя в другой сфере?

— Предоставить стартовый капитал, создать фонд, посмотреть, как у ребенка получится им управлять. В последнем случае мы отслеживаем работу фонда, даем рекомендации. Мы не навязываем свое мнение, но осуществляем мониторинг сделанных инвестиций и предоставляем независимый анализ. Это позволяет наследникам самостоятельно принимать решения и отвечать за них впоследствии. Если наследник успешен, финансирование можно увеличить. Если нет, необходимо провести работу над ошибками.

— Есть крайние случаи, когда бизнесмены лишают детей наследства, отдавая его на благотворительность. В США — Билл Гейтс, в России — Владимир Потанин. Не возникает ли у ребенка озлобленность, ведь его лишают «принадлежащего ему по праву»?

— Между приведенными вами случаями есть существенная разница: если один бизнес создан с нуля, то второй возник на базе приватизированных государственных активов. Здесь ребенку дают понять: то, что не создано, по сути, «семьей», не может быть наследовано. Предприниматель брал этот актив, так сказать, во временное пользование. Как успешный менеджер, он получил прибыль, а после актив должен работать не только в интересах членов семьи. В целом, могу сказать, что создание целевого фонда «под наследника» для тренировки его бизнес-навыков — наиболее эффективный вариант, если ребенок не горит желанием идти в семейный бизнес.

— Как возник ваш семейный офис?

— Компания была создана в 2003 году. Автором идеи стала Оксана Кучура, которая на тот момент являлась партнером инвестиционной компании и увидела серьезный потенциал в сегменте предоставления инвестиционно-финансовых услуг, не ограниченных рамками одной управляющей компании. То есть возникла идея создания независимого финансового консультанта, семейного офиса, или family office. Когда немного позднее я присоединился к компании, возникла задача решения юридической ситуации для одного крупного клиента, в процессе чего мы пришли к пониманию, что family office — это сплав юридических, финансовых и инвестиционных услуг, которые должны предоставляться клиенту в комплексе. И только единый комплекс позволяет обеспечивать сервис и комфорт, который присущ семейному офису.

— С какими вопросами чаще всего обращаются клиенты?

— У каждого своя ситуация, но в целом наиболее актуальная проблема — это наследование активов. Многие сегодня еще не понимают, зачем им нужен семейный офис. Но вопрос, что будет с бизнесом, если что-то произойдет с предпринимателем, ставит их в тупик. Российские бизнесмены уже усвоили мировую практику владения активами через офшоры, но совершенно не думают, каких усилий будет стоить их наследникам получить эти активы «в случае чего».

Риск-менеджмент у нас пока находится на очень низком уровне, даже в крупных компаниях. А ведь время — это деньги. Скажем, банковский депозит не сильно пострадает при наследовании — просто уменьшится на размер инфляции, пока наследники будут отстаивать свои права. А для бизнеса простой — это потеря прибыли. Элементарно не будет возможности поставить подпись на документах, что парализует работу компании. Другая часть предпринимателей ведет свой бизнес понятийно, то есть на основе устных договоренностей с партнерами, что тоже чревато проблемами в случае ухода бенефициара. Опасность может крыться и в бизнесах, в которых один и тот же персонал используется для управления и бизнесом, и личными активами.


— Как рынок семейных офисов выглядит на Западе? Куда мы будем двигаться?

— В России этого рынка пока нет. Есть разрозненные финансовые, юридические, бизнес-консультанты. Классических family office в России 3–5 штук, и они сильно отличаются по набору услуг, подходам. Рынок еще формируется, поэтому много сил уходит на то, чтобы объяснить клиентам суть нашей работы. Очень часто нас вначале воспринимают как бухгалтеров, ведущих семейную бухгалтерию. Но ситуация меняется. Большую роль в нашем бизнесе играют рекомендации, а также личное расположение к менеджеру, возникающее у клиента на психологическом уровне. Без взаимного доверия здесь работать невозможно.

На Западе бизнес построен по-другому. Там основы family office идут из private banking, в России же до сих пор нет private banking в классическом понимании. Этому есть и законодательные причины. Например, в США частный инвестор, как правило, не приходит непосредственно в управляющую компанию, чтобы инвестировать деньги. Там есть система независимых финансовых советников и банков. Клиент либо выбирает какие-то инвестиционные продукты с помощью советника, либо, в случае с private banking, эту задачу решает сам банк. Таким образом, family office на Западе — это в большей степени управление капиталом, своего рода private banking, но для более состоятельных клиентов.


— Как закрепить отношения наследования?

— Если есть активы за пределами России, нужен наднациональный механизм регулирования. Одним из них является траст (trust) или фонд (foundation). Эти формы похожи, но траст не является юридическим лицом. Траст — форма из англосаксонского права, фонд — из континентального права. На мой взгляд, трастовая система наиболее актуальна для оформления активов и управления ими. В траст можно передать собственность любого типа. Кроме того, английское право более гибкое и в большей степени защищает интересы бенефициаров. Также там можно подробно прописать процедуру наследования.

— Где в Европе больше всего family office? Имеет ли смысл обращаться российскому клиенту к ним?

— Полагаю, что в Великобритании и Швейцарии. Что касается обращения в западные family office, надо учитывать следующие моменты. Во-первых, сервис и набор услуг, который оказывают российские family office, сопоставим с западными. Во-вторых, эффективнее работать с теми, кто досконально понимает особенности местного налогообложения. И, наконец, удобнее работать с family office, расположенным там, где у клиента большая часть активов.

Скачать презентацию

PR специалист

Нина Садовникова

Нина Садовникова

PR manager
Публикации по теме

Ваши цели под нашу ответственность

Назначить встречу
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.