Для входа на сайт UFG WM
необходимо подтвердить:

Подтверждаю, что не являюсь гражданином США или Канады.
Даю согласие на использование куки.
Подтвердить
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.
Вернуться к медиа

Сомнительная альтернатива

Оксана Кучура, управляющий партнер UFG Wealth Management



Каких-нибудь двадцать-тридцать лет назад хедж-фонды или фонды прямых инвестиций были инвестиционной экзотикой, а сейчас этим трудно кого-то удивить. Класс альтернативных инвестиций становится все обширнее с каждым годом, и весьма уважаемые финансовые институты предлагают в числе своих продуктов инвестиции в предметы искусства, антиквариат и вино. Небольшие нишевые инвестиционные дома продвигают в качестве объектов альтернативных вложений скрипки старых мастеров, коллекционные часы, марки и даже виски. Звучит весьма заманчиво, но насколько реально заработать, покупая подобные вещи?

На первый взгляд все выглядит неплохо. Во-первых, диверсификация рисков. Цены, например, на картины старых мастеров никак не коррелируют с индексом S&P, а значит, есть шанс, что в момент падения рынка акций доходность портфеля, включающего предметы искусства, пострадает не так сильно. Во-вторых, такие инвестиции — это не бездушные ряды цифр в недрах банков и брокеров, а прекрасные вещи, которые заодно будут каждый день радовать удачливого инвестора.

Тем не менее крупнейшие институциональные инвесторы не спешат включать творения Питера Брейгеля Старшего или коллекции минского фарфора в свои портфели. Причин множество. Это и низкая ликвидность, и непрозрачность рынка, и высокие издержки. И главное, не факт, что подобные инвестиции в самом деле приносят альтернативный доход.

По данным исследований, проведенных JP Morgan securities services group в 2012 году, в течение последних 25 лет цены на искусство имели нулевую корреляцию с индексами американских акций и негативную корреляцию с облигациями и недвижимостью. Однако на практике избыточная ликвидность и высокая инфляция, провоцирующие пузыри на финансовых рынках, напрямую влияют на стоимость практически любых коллекционных товаров. И даже если корреляция с американским рынком отсутствует, это не означает, что другие финансовые рынки не влияют на ценообразование альтернативного актива.

Например, феноменальный рост цен на картины французских импрессионистов, случившийся в конце 1980-х — начале 1990-х, совпал с бумом на японском рынке недвижимости, сопровождающимся всплеском инфляции. Японские страховые компании платили десятки миллионов долларов за подсолнухи и ирисы Ван Гога. В мае 1990-го было поставлено два ценовых рекорда, которые продержались 14 лет. Японский магнат Рёэи Сайто приобрел «Портрет Доктора Гаше» работы того же Ван Гога за $82,5 млн и «Бал в Мулен-де-ла Галетт» кисти Ренуара за $78,1 млн. Последовавший вскоре крах на рынке недвижимости немедленно отразился на аппетитах японских инвесторов-коллекционеров, цены стремительно пошли вниз. В 1992 году Jardin a Auvers, довольно знаменитый ландшафт, написанный Ван Гогом незадолго до смерти, был продан всего за $6,5 млн.

Более свежий пример — феноменальный рост цен на коллекционные вина Бордо после кризиса 2008 года. С конца 2008-го и вплоть до середины 2011 года индекс Liv-ex 100 Benchmark Fine Wine, отслеживающий изменение цен на самые знаменитые вина с ликвидным вторичным рынком, вырос почти на 80%. На аукционах в Гонконге драгоценные винтажи распродавались почти мгновенно. Пресса пестрила статьями о любви китайцев к Chateau Lathe, которая, впрочем, оказалась недолгой. По мере сворачивания посткризисного стимулирования китайской экономики и уменьшения доступных кредитных ресурсов любовь китайцев к французским винам пошла на убыль, и индекс потерял с пиковых значений 35%.



Весьма показательно, что среди 15 самых дорогих аукционных продаж предметов искусства восемь были совершены после 2009 года, когда американский печатный станок заработал на полную мощь, а реальные процентные ставки оказались отрицательными. Что будет с аппетитами инвесторов, когда программы стимулирования будут окончательно свернуты, а доллар продолжит укрепление? Предыдущий период роста ставок и укрепляющегося доллара в 1990-х не ознаменовался ни одним ценовым рекордом на рынке искусства.

В любом случае, покупая картины, вино или почтовые марки с целью заработать, стоит настроиться на весьма длинный инвестиционный горизонт. Безусловно, бывают счастливые истории, когда практически случайно приобретенная вещь удваивалась в цене за два-три года, но это скорее исключение из правил.

Скачать презентацию

PR специалист

Нина Садовникова

Нина Садовникова

PR manager
Публикации по теме

Ваши цели под нашу ответственность

Назначить встречу
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.