Для входа на сайт UFG WM
необходимо подтвердить:

Подтверждаю, что не являюсь гражданином США или Канады.
Даю согласие на использование куки.
Подтвердить
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.
Вернуться к медиа

Силовой запрос

Дмитрий Кленов, партнер UFG Wealth Management



Дефицит российского бюджета заставляет правительство постоянно искать новые источники его пополнения, убежден ДМИТРИЙ КЛЕНОВ, партнер UFG Wealth Management. И одним из лакомых кусочков являются зарубежные финансовые потоки российских резидентов, которые пока выводятся из-под отечественной налоговой отчетности. За два десятка лет потери российского бюджета из-за уходов денег в офшоры составили более $1 трлн.

Для того чтобы сделать зарубежные финансовые потоки более прозрачными для российских налоговиков, был принят закон N134 от 28 июня 2013 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия незаконным финансовым операциям». Он вступил в силу 1 июля 2013 года. Одно из ключевых новшеств закона — введение в него определения бенефициарного владельца, то есть физического лица, которое прямо или через третьих лиц владеет более чем 25% капитала юридического лица. Клиенты банков по закону теперь обязаны предоставлять банкам информацию о своих бенефициарах, а банки обязаны предоставлять такую информацию по запросу правоохранительных органов. Этот шаг может усилить контроль над иностранными компаниями, аффилированными с российским бизнесом, что, в свою очередь, откроет доступ к их финансовым потокам для налоговых органов, а значит, напрямую приведет к увеличению наполняемости фискальной части бюджета. Законодатели планомерно движутся в направлении ввода CFC rules, или контролируемых иностранных корпораций, и их введение является одной из целей налоговой политики на 2015 и 2016 годы.

Основной смысл этих изменений заключается в желании государства облагать доходы, которые выплачиваются в низконалоговые гавани. Долгое время это работало так: российская компания выплачивает дивиденды, заплатив налог в размере 5%, а далее прибыль может реинвестироваться в Россию в качестве займа или выводиться дальше по цепочке офшорных компаний. Таким образом, расходы по займам уменьшают налогооблагаемую базу российских компаний, а налог на дивиденды платится по заниженной ставке. При продаже бизнеса бенефициар не заплатит налогов вообще. Согласно логике CFC rules, бенефициар компании должен включать в свой декларируемый доход в России прибыль зарубежной компании, владельцем которой он является.

Нельзя сказать, что Россия действует слишком жестко, мы находимся в общем тренде, который начался еще с попыток США добиться выдачи информации об офшорных счетах американских налогоплательщиков. Мировая тенденция не обошла даже швейцарские банки, всегда считавшиеся символами неприступности хранимых в них денег для посторонних глаз и поэтому облюбованные недобросовестными налогоплательщиками всего мира. В 2010 году Швейцария ратифицировала соглашение с США о передаче американским налоговым органам информации о 2,5 тыс. клиентов, подозреваемых в уклонении от уплаты налогов. А в прошлом году в стране с самыми надежными банками в мире был принят закон о международной помощи в налоговых вопросах. При этом сохранность банковской тайны остается одним из приоритетов политики швейцарских банков — правда, с указанными выше оговорками.

Но если Швейцария отошла от своих традиций из-за внешнего давления, чтобы не потерять крупные иностранные финансовые рынки, то Россия сама проявила в этом вопросе инициативу.

Потери российского бюджета из-за офшоров за 20 лет составили более $1 трлн, а, например, только в 2012 году через офшорные компании прошло около $11 млрд. Есть над чем задуматься. Остается надеяться, что российские власти подойдут к процессу раскрытия тайны банковских счетов россиян так же взвешенно, как швейцарцы, и новый закон об отмене банковской тайны будет работать исключительно в интересах государства в целом и правосудия в частности.

Впрочем, если взглянуть в ближайшее будущее, придется признать, что для либерализации взаимоотношений банков, клиентов и госструктур нет никаких предпосылок. Офшорные схемы продолжают работать, несмотря на ужесточение законодательства в их отношении по всему миру. Банки все больше работают в онлайне, делая конфиденциальную информацию доступной для хакерских атак. Все это приводит к тому, что правительства все больше вторгаются в частную жизнь граждан и коммерческую тайну компаний. Растет круг силовых ведомств и регуляторов, имеющих доступ к банковским базам юридических лиц и обычных граждан, которые обмениваются этими данными по незащищенным каналам связи. Из-за этого в сети регулярно сливается конфиденциальная информация, а кибермошенники пользуются подобными лазейками для незаконных манипуляций с электронными счетами. Базы данных, находящиеся в открытом доступе в сети во многом из-за действий правоохранителей, помогают им в этом. Этот замкнутый круг сложно регулировать в первую очередь технически, и одними законодательными новациями, даже очень продуманными, проблему не решить. Пока правительство только присматривается к возможностям, которые дает усиление контроля над финансовыми потоками. Но в перспективе мы вполне можем прийти к полноценной концепции контролируемых корпораций, которые обеспечивают наполнение государственной казны. В такой ситуации клиентам банков не остается ничего, кроме как привыкать жить в новых фискально-правовых условиях.

Скачать презентацию

PR специалист

Нина Садовникова

Нина Садовникова

PR manager
Публикации по теме

Ваши цели под нашу ответственность

Назначить встречу
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.