Для входа на сайт UFG WM
необходимо подтвердить:

Подтверждаю, что не являюсь гражданином США или Канады.
Даю согласие на использование куки.
Подтвердить
Вернуться

Назначить встречу

Опишите свою задачу и мы свяжемся с вами в течение 24 часов.
Другие каналы связи

Ваша заявка на встречу отправлена! Мы свяжемся с вами в течение 24 часов

Что-то пошло не так.
Перезагрузите страницу.
Вернуться к медиа

Китай: еще 20 лет роста

Оксана Кучура, партнер UFG Wealth Management



Китай — это экспортно ориентированная экономика с минимальным внутренним потреблением, огромными сбережениями и пузырем на рынке недвижимости, который вот-вот лопнет. Основным потребителем китайских товаров являются США, и, как только американские потребители объявят забастовку, китайскому чуду придет конец. Это краткое резюме множества публикаций о Китае с неизбежным выводом о грядущем крахе. Насколько такие выводы оправданны?

Китай начал широкие экономические реформы в конце 1970-х, однако эффект от преобразований в полной мере стал ощутим только 20 лет спустя. За это время китайская экономика обогнала японскую и вплотную подобралась к американской. Китай аккумулировал $2,5 трлн валютных резервов, стал крупнейшим в мире производителем стали и продавцом автомобилей. На Китай приходится 48% мирового потребления меди и 67% — железной руды. Именно китайский спрос является основной движущей силой роста цен на цветные и черные металлы и одним из основных факторов, упорно толкающих вверх цены на нефть. Согласитесь, это не просто «поставщик дешевого ширпотреба в США».

При этом Китай — бедная страна. ВВП Китая составляет $4,3 трлн, он почти в три раза больше, чем ВВП России или Бразилии. Но в пересчете на душу населения это всего $3200; для сравнения: в России — $11 800, в Бразилии — $8200. Да, китайцы в прошлом году купили больше всего в мире машин, но и сейчас уровень владения автомобилями в Китае как в США в 1917 году. В КНР до сих пор более 50% населения живет в деревнях, без доступа к элементарной инфраструктуре.

Сейчас Китай пытается повторить путь, который «азиатские тигры» прошли в 1980-е годы. Такие массивные структурные изменения экономики, как рост урбанизации, всегда сопровождаются повышенными темпами роста производства, увеличением объема инвестиций в основной капитал и увеличением потребительского спроса. Китайской экономике потребуется еще лет 20 для того, чтобы встать в один ряд с другими индустриальными державами, все эти годы темпы экономического роста будут высокими. Поэтому утверждение, что Китай уже исчерпал свой инвестиционный потенциал, — большое преувеличение. Главным индикатором эффективности инвестиций в основной капитал является предельный коэффициент капиталоотдачи (ICOR, Incremental Capital Output Ratio). В Китае он стабилен уже 30 лет, довольно близок к соответствующим коэффициентам Южной Кореи и Тайваня и в три раза превышает показатели США. Значит, китайские инвестиции продолжают оставаться высокоэффективными на макроуровне.

Еще один устойчивый китайский миф — огромные сбережения населения и низкое внутреннее потребление. Средний уровень личных сбережений остается довольно стабильным уже 10 лет и составляет около 25% от ВВП страны; в Индии, например, этот показатель превышает 30%. А вот частное потребление в Китае в течение 20 лет растет по 15% в год. Такой рост обеспечивается фактически безынфляционным ростом экономики, обусловленным повышением производительности труда в среднем на 9,5% в год. Это увеличивает реальные доходы, которые и выливаются в рост цен на недвижимость и ценные бумаги. Высокий уровень сбережений не позволяет поднимать учетные ставки, так как это приведет к росту процентов по депозитам и увеличит стимулы сберегать деньги.

Подобная структура экономики вызывает периодическое раздувание цен на отдельные виды активов, но отсутствие иностранного спекулятивного капитала и постоянный значительный объем сбережений — хорошая страховка от реальных рыночных потрясений. Очевидно, в этой ситуации трудно представить крах на рынке недвижимости, по масштабам хотя бы отдаленно напоминающий падение в Японии или недавний кризис в США. Как и в России, в Китае существует огромная потребность в современном комфортабельном жилье и большая часть покупок делается не ради спекулятивных целей.

Китайские инвесторы — главная движущая сила ценообразования на китайские активы, будь то недвижимость или ценные бумаги, и у них много свободного капитала — более $1 трлн одних только частных сбережений. Нераспределенная прибыль китайских компаний насчитывает еще столько же. Куда сейчас направится этот поток, предсказать трудно: возможно, в акции, возможно, в золото, возможно, правительство еще более либерализует законодательство, позволяющее китайцам покупать иностранные активы. В любом случае большая часть китайских денег останется в Китае. А чтобы «пузырь лопнул», капитал должен уйти из системы. Только куда же ему деваться?

Скачать презентацию

PR специалист

Нина Садовникова

Нина Садовникова

PR
Публикации по теме

Ваши цели под нашу ответственность

Назначить встречу